Чего хотят секс-работники? Круглый стол с их участием прошел в Петербурге

Чего хотят секс-работники? Круглый стол с их участием прошел в Петербурге

Кризис ударил по отрасли секс-услуг, так что секс-работницы согласились давать интервью исследователям за весьма скромные деньги — примерно 1000 рублей за 20 минут разговора.
Предварительные результаты исследовательского проекта, посвященного секс-труду, были представлены 30 сентября 2015 года в петербургском Центре независимых социологических исследований (ЦНСИ) на круглом столе «Экономика наслаждений: сексуальный труд и социальная стигматизация в условиях неолиберального капитализма». GlobalSib.com побывал на этом событии и записал некоторые интересные факты.
«Секс-работа» — нейтральное и экономически-ориентированное название того, что обычно называют «проституцией» (со всеми негативными ассоциациями). На самом деле, ни для кого не секрет, что это огромная и разнообразная «отрасль» условно-теневой экономики. Несмотря на то, что проституция и связанные с ней экономические практики являются административно и уголовно наказуемыми, объявления с предложением «отдыха» или «девочек24» встречаются повсеместно. В Петербурге, чтобы их увидеть, достаточно на улице взглянуть под ноги, или на столбы.
В публичных заявлениях люди, как правило, либо осуждают проституцию, либо обращают внимание на необходимость «спасения» бедных женщин, в то время как секс-работницы и секс-работники массово продолжают оказывать услуги своим многочисленным клиентам.

Так что, пожалуй, стоит повернуться лицом к реальности, отложить в сторону моральные оценки, и посмотреть, что происходит на самом деле. Для понимания, что делать дальше.
ЦИФРЫ И ФАКТЫ СОВРЕМЕННОЙ СЕКС-РАБОТЫ

Примечательно, что в исследовательском проекте, осуществленном творческим союзом «Тереза» и ЦНСИ при поддержке Фонда Розы Люксембург, в качестве интервьюеров принимали участие не только социологи, но и сами представители отрасли. Например, бывший администратор салона интимных услуг, взяла порядка 20 глубинных интервью у знакомых «девочек», а также у людей, оказывающих услуги BDSM. Своими знаниями она поделилась на круглом столе.
Как выяснилось, до начала экономического кризиса в прошлом году, петербургские «девочки» зарабатывали, в среднем, по 300-400 тысяч рублей в месяц, то есть 15-20 тысяч в рабочий день. Вопреки распространенному убеждению, далеко не все они являются наркоманками, и тем более — героинщицами. Администратор салона отметила, что не встречала секс-работниц, спускавших весь доход на наркотики, но некоторые, действительно, пропивали деньги. Были и другие. Например, девочки из Украины до присоединения Крыма к России на заработанные в Петербурге деньги покупали в Крыму дома себе и родителям.
В результате кризиса в городе закрылись 40% салонов, а порядка 60% секс-работников были вынуждены сменить работу. Например, устроились в кафе.

В числе спикеров круглого стола оказались секс-работники BDSM-направления. Они похвастались тем, что к ним ходят интеллигентные, образованные клиенты, которые, как правило, хотят не просто секса, но, в большей степени, общения. При этом секс-работница («домина») сама является писательницей и сертифицированным психологом, а у ее коллеги (выступающего в роли «нижнего») — высшее экономическое образование.
ИДЕНТИЧНОСТЬ СЕКС-РАБОТНИЦЫ

Исследователи выясняли, как секс-работницы сами воспринимают свое положение, зачем пошли в эту отрасль, не чувствуют ли себя жертвами. Результаты петербургских интервью в целом совпали с итогами опроса десятилетней давности, проведенного специалистами Высшей школы экономики, о чем тоже говорилось на круглом столе.
Итак, женщины и мужчины воспринимают свою секс-работу именно как «работу», и язык рынка вполне легитимен в той среде. Они могут говорить о графике (причем, доступный им свободный график имеет ценность так же, как у фрилансеров); навыках и компетенциях, приобретаемых с опытом. При этом они разделяют секс по работе и секс в личных романтических отношениях, не считая первый «изменой», и не проблематизируют эту ситуацию.
При выборе секс-работы в качестве основной занятости часто доминирует экономическая мотивация (довольно высокий уровень заработка, который можно достичь относительно легким способом — здесь не требуется образование), хотя на круглом столе говорили и о психологической предрасположенности — в том смысле, что не каждая женщина психологически способна заниматься секс-работой. Респонденты также нередко говорили о получаемом ими удовольствии от работы — даже несмотря на возможность «общественного осуждения».
ЧЕГО ХОТЯТ СЕКС-РАБОТНИКИ?

Итак, для секс-работников их занятие является вполне нормальным явлением. Примечательно, что клиенты могут заявлять о том, что «покупают человека» (их высказывания тоже приводились на круглом столе), но секс-работница вряд ли считает, что продает себя, или даже свое тело. Она торгует своим ресурсом: временем и услугами, которые готова оказать в рамках договора. С формальной точки зрения это действительно нормальная экономическая ситуация эпохи капитализма: здесь все продают свои ресурсы. Избавиться от проституции в любом смысле можно только в том случае, если избавиться от капитализма — то есть, раздавать деньги и/или блага всем поровну просто так.
А пока легализации секс-работы люди, к ней причастные, не хотят. И это понятно: мало кому приятно, когда их деятельность начинает регулировать государство. А вот декриминализация для секс-работников желательна. Ведь если речь идет о добровольном труде взрослых дееспособных людей, то почему это должно быть наказуемым деянием? Тем более, что под суд зачастую попадают не организаторы полукриминальных «притонов», и даже не сами «девочки», а наемные работники в этой сфере: водители и администраторы.
Мария Митренина

Добавить комментарий